«Пламя» в рентгеновском диапазоне

NGC 2024 или Туманность «Пламя»
Chandra X-ray Observatory, NASA

Снимок туманности «Пламя» в составном рентгеновско-инфракрасном диапазоне, полученный космической обсерваторией НАСА «Чандра».

NGC 2024 или Туманность «Пламя» - это очень крупная и очень яркая эмиссионная туманность в созвездии Ориона, удаленная от нас примерно на 1500 световых лет. Удивительно, но она была открыта в далеком 1786 году - во времена, когда даже не существовало таких понятий как галактики, газо-пылевые скопления и туманности, поэтому первооткрыватель Уильям Гершель принял NGC 2024 за невероятно яркую звезду.

Пламя - очень подходящее имя для этой туманности, она и в самом деле горит, горит ярче подавляющего большинства подобных ей образований. Это облако ионизированного газа, так сильно сжатого силой гравитации, что агрегатное состояние вещества в нем приближается к плазме. Подобные условия идеальным образом подходят для формирования новых звезд, которые в свою очередь еще сильнее поджигают «Пламя» высокоэнергетическими фотонами и обуславливают возрастание ионизации газа. Результатом данных процессов является то, что эмиссионные туманности, и NGC 2024 в частности, выступают одними из наиболее ярких в оптическом диапазоне объектов во Вселенной.

Однако вплоть до запуска рентгеновского телескопа «Чандра» практически все перечисленное в предыдущем абзаце носило скорее теоретический характер, поскольку в оптическом диапазоне такие туманности выглядели лишь яркими слегка размытыми пятнами. Рентгеновские же телескопы благодаря значительно более короткой длине волны способны проникать сквозь большинство преград на своем пути (газ, пыль, прочее) и обнажать наблюдаемые объекты во всей красе.

Собственно это можно увидеть и на этой фотографии «Чандры»: рентгеновские волны раскрыли множество молодых звезд, которые скрывались за плотным занавесом разогретого ионизированного газа. Кроме того, очертания самой туманности стали на удивление четкими, но это уже заслуга инфракрасного сенсора телескопа